Адмирал Макаров. Гений русского флота

7 декабря 2018

31 марта (13 апреля) 1904 года,  погиб адмирал Степан Макаров. Россия знала много талантливых флотоводцев, побеждавших врага в морских сражениях, но Макаров был не просто героическим офицером, а блестящим теоретиком – новатором, во многом опережавшим свое время.

Адмирал Макаров. Гений русского флота



Степан Осипович Макаров был потомственным морским офицером. Его отец Осип Фёдорович Макарова (1813-1878) служил в Николаеве, а затем в Николаевске-на-Амуре. Степан Осипович родился в 1849 году в Николаеве и, как и его отец, избрал для себя карьеру морского офицера. В 1865 году Степан Макаров окончил Мореходное училище в Николаевске-на-Амуре, где готовили кадры для Корпуса флотских штурманов.

После окончания училища 16-летнего унтер-офицера назначили на корвет «Варяг», которым командовал капитан 2-го ранга Роберт Александрович Лунд – выдающийся человек, мореплаватель и участник кругосветного путешествия. Командир отозвался о юном Макарове как об очень перспективном моряке, демонстрировавшем прекрасные успехи в морском искусстве. Два года прослужил Макаров на корветах – сначала на корвете «Варяг», затем на корвете «Аскольд», которым командовал капитан-лейтенант Петр Иванович Полозов. В 1867 г. его произвели в гардемарины Морского кадетского корпуса и только в 1869 году присвоили первое офицерское звание мичмана российского флота. Уже в то время молодой мичман не просто нес службу, как большинство других морских офицеров, а стремился совмещать ее с научно-исследовательской работой.

Броненосная лодка «Русалка», на которую получил назначение Макаров, представляла собой новый для России того времени тип кораблей береговой обороны. Во-первых, корпус «Русалки» был бронирован, а во-вторых орудия главного калибра были размещены во вращающейся башне. Когда корабль следовал по узким шхерам, он столкнулся с подводным камнем. На корабль попало большое количество воды, после чего командир решил посадить «Русалку» на мель и приступить к водолазным работам. Молодого штурмана очень заинтересовали причины затопления «Русалки» и вскоре в «Морском сборнике» появилась статья мичмана Степана Макарова «Броненсоная лодка «Русалка». Исследования плавучести лодки и средства, предлагаемые для устранения этого качества». В ней мичман предложил свое видение решения проблемы в детальных рекомендациях, которые получили одобрение в российском Морском министерстве. Суть предложений мичмана Макарова сводилась к разделению корабля непроницаемыми перегородками, что позволило бы сохранить его плавучесть даже в случае затопления отдельных отсеков судна. Кроме того, с помощью стационарной системы откачки воды экипаж получал возможность максимально быстро удалять воду, которая проникала на корабль через поврежденный корпус.

Дальнейшая служба Макарова была связана с многочисленными войнами, которые вела Российская империя. Молодой офицер, будучи неплохим командиром, не забывал о технических новшествах. Когда во время русско-турецкой войны Морское министерство мобилизовало для военных нужд гражданские пароходы, один из них – «Великий князь Константин» - получил под свое командование лейтенант Макаров. Он произвел масштабное переоборудование судна, превратив его в базу для минных катеров. Именно пароход «Великий князь Константин» после начала войны первым вышел для выполнения боевых задач в Черное море. Во время боевых действий в декабре 1877 – январе 1878 гг. в районе Батума Макаров успешно использовал преимущества парохода, в том числе и минные катера, впервые применив самодвижущиеся мины – торпеды.

В 1880-1881 гг. Россия предприняла знаменитую Ахал-текинскую экспедицию с целью покорения воинственного туркменского племени текинцев. Основную роль в Ахал-текинской экспедиции играли сухопутные войска, но нашлись боевые задачи и для флота. Корабли осуществляли снабжение русских войск в Туркмении, перевозя грузы из Астрахани в Красноводск. Служил на Каспийском море в это время и Макаров. Он даже удостоился чести обменяться георгиевскими крестами с генералом Михаилом Дмитриевичем Скобелевым, командовавшим русскими войсками в Ахал-текинской экспедиции. Участие в русско-турецкой войне, в Ахал-текинской экспедиции, технические изобретения позволили Макарову сделать быструю карьеру. В 1881-1882 гг. он командовал пароходом «Тамань», а в 1885 – фрегатом «Князь Пожарский», затем в 1886-1889 гг. командовал корветом «Витязь», совершив кругосветное плавание.




Участие Макарова в кругосветном плавании – еще одна замечательная страница жизни легендарного моряка. В 1886 году 37-летний Макаров был капитаном 1-го ранга – очень неплохая для того времени морская карьера. Получив под командование корвет «Витязь», он повел его в кругосветное путешествие через Атлантический океан, затем обогнул Южную Америку и прибыл в Иокогаму, а далее, спустя почти год плавания, прибыл во Владивосток. Во время кругосветного путешествия экипажем корабля были осуществлены бесценные океанографические и другие исследования. Так, температура и удельный вес морской воды измерялись во время путешествия каждые четыре часа. Экипаж промерял глубины в разных частях океана, исследовал морские течения.

После кругосветного путешествия, во время которого Морское министерство получило огромный объем ценнейшей информации, авторитет капитана 1 ранга Макарова и на флоте, и в научной среде вознесся на небывалую высоту. Заслуги выдающегося офицера оценили по достоинству. Уже в 1890 году его произвели в контр-адмиралы и назначили младшим флагманом Балтийского флота. Макарову был всего 41 год. Спустя год службы в должности младшего флагмана Балтфлота, Степана Макарова перевели на должность главного инспектора морской артиллерии. Это было очень серьезное назначение – артиллерия всегда играла ключевую роль в морских сражениях, а Макарову предстояло отвечать за боеспособность и повышение эффективности всей морской артиллерии российского флота. И он с этим заданием с честью справился, внеся и личный вклад в укрепление флотской артиллерии. Например, именно Степаном Макаровым были разработаны т.н. «макаровские колпачки» - наконечники для бронебойных снарядов, которые флот принял на вооружение уже после гибели адмирала. Прослужив около двух лет главным инспектором морской артиллерии, контр-адмирал Макаров в 1894 году принял командование эскадрой в Средиземном море, а в следующем году был во главе эскадры переведен на Тихий океан.




Отношения Российской империи с соседней Японией обострялись. «Страна Восходящего солнца» имела свои далеко идущие планы относительно тихоокеанского побережья Китая и Кореи, которые рассматривала в качестве своей потенциальной сферы влияния и Российская империя. Поскольку Макаров был прекрасно знаком с военно-политической ситуацией на Тихом океане, он настаивал на необходимости укрепления российских военно-морских сил в этом регионе. Еще за десять лет до начала русско-японской войны контр-адмирал Макаров прекрасно понимал, что рано или поздно Российская и Японская империи вступят в стадию прямой военной конфронтации, и считал, что флот России должен к неминуемой войне очень хорошо подготовиться. По мнению Макарова, японские военно-морские силы не стоило недооценивать. Адмирал хорошо понимал, что Япония стремится к модернизации своих вооруженных сил и флота в первую очередь, поэтому Россия не должна игнорировать тихоокеанское направление, занимаясь лишь развитием Балтийского и Черноморского флотов.

Однако, проконтролировать собственноручно ситуацию с развитием флота на Тихом океане Макарову не удалось. В 1896 году его вновь перевели в Европейскую часть России – на Балтийское море, где Макаров был назначен командующим Практической эскадрой Балтийского флота, а в 1899 году получил назначение на должность главного командира Кронштадтского порта и губернатора Кронштадта. Это была, прежде всего, административная должность, но и с такой работой адмирал прекрасно справлялся, не забывая о научных исследованиях. В 1896 году Степану Макарову было присвоено звание вице-адмирала флота.

Еще в 1895 году адмирал Макаров разработал русскую семафорную азбуку, которая вплоть до настоящего времени применяется на флоте. Азбука составлена в соответствии с русским алфавитом и включает 29 буквенных и 3 служебных знака. Каждой букве или условному знаку в семафорной азбуке соответствует определенное положение рук с флажками, а семафорное сообщение, соответственно, включает в себя слова, составляемые из букв, обозначаемых положениями рук с флажками. Лишь в 2011 г. семафорная азбука была исключена из учебных программ подготовки младших специалистов связи ВМФ России.


Примечательно, что именно адмирал Макаров стал одним из наиболее горячих сторонников развития Северного морского пути, о котором передовые умы русского флота говорили все чаще и чаще. Путешественник и флотоводец, Степан Макаров понимал, что именно обход через северные моря является наиболее быстрым и наиболее безопасным с военно-политической точки зрения морским путем с Балтийского моря на Тихий океан. Однако, для открытия Северного морского пути требовались особые условия в прохождении кораблей сквозь льды, и Макаров приступил к активной разработке теории ледокольных судов. Он принимал самое активное участие в руководстве строительством ледокола «Ермак», а в 1901 году, находясь на этом ледоколе, совершил экспедицию на острова Земли Франца-Иосифа.

В должности главного командира Кронштадтского порта вице-адмирал Макаров прослужил более четырех лет – до февраля 1904 года. В начале февраля он составил аналитическую записку, в которой подчеркивал, что через несколько дней Япония начнет войну против Российской империи. Как оказалось, вице-адмирал действительно был прав. 27 января (9 февраля) 1904 года началась Русско-японская война. Морское министерство сразу же вспомнило о «гении русского флота» - вице-адмирале Степане Макарове, командовавшем Кронштадтским портом. Как ценнейшего специалиста, его перевели на Дальний Восток - 1 (14) февраля 1904 года вице-адмирал Макаров был назначен командующим Тихоокеанской эскадрой. 24 февраля (8 марта) 1904 года он прибыл в Порт-Артур – на одну из главных баз русского флота на Тихом океане.

Степан Макаров буквально вдохнул новую жизнь в русские экипажи, дислоцировавшиеся в Порт-Артуре. Он сразу же приступил к организации регулярной боевой подготовки экипажей – начали проводиться учебные выходы в море, маневрирование и стрельбы, постановка мин, траление мин. Степан Макаров сумел убедить русских морских офицеров и матросов в возможности победы над японским флотом, хотя прежде в экипажах господствовали достаточно пессимистичные настроения. Два раза флот под командованием Макарова предотвращал попытки японского адмирала Того блокировать русские корабли на внешнем рейде и начать блокаду Порт-Артура. Вице-адмирал требовал от Морского министерства прислать по железной дороге в Порт-Артур 8 миноносцев и 40 миноносок в разобранном виде, но руководство министерства так и не удовлетворило требования адмирала. Флагманским кораблем вице-адмирала Макарова стал броненосец «Петропавловск», на котором Степан Макаров лично участвовал в боевых действиях.




30 марта 1904 года вице-адмирал Макаров выслал отряд миноносцев в разведывательный рейд, а утром 31 марта узнал, что миноносец «Страшный» вступил в неравное сражение с японскими кораблями. Командующий выслал на помощь «Страшному» крейсер «Баян», а затем решил отправиться на помощь миноносцу и сам. Командующий эскадрой вышел в море на флагманском броненосце «Петропавловск» и сумел отогнать японские корабли, но вскоре столкнулся с главными силами японского флота. Уходя от превосходящего по силам противника, броненосец «Петропавловск» повернул в сторону Порт-Артурской гавани, но в двух с половиной милях от берега флагманский корабль подорвался на якорной мине. От взрыва мины детонировал боезапас в носовом артиллерийском погребе. Броненосец «Петропавловск» затонул. С других кораблей, экипажи которых наблюдали взрыв «Петропавловска», спустили спасательные шлюпки. Удалось подобрать 80 человек, среди которых были командир «Петропавловска» капитан 1-го ранга Николай Матвеевич Яковлев и начальник военно-морского отдела штаба командующего флотом на Тихом океане капитан 2-го ранга Великий князь Кирилл Владимирович (двоюродный брат императора Николая II). Но вице-адмирала Степана Макарова не нашли – он пропал без вести. Гениальный русский флотоводец погиб вместе с 10 штабными офицерами, 17 или 18 корабельными офицерами и 650 или 652 матросами броненосца «Петропавловск». Трагическая гибель 55-летнего вице-адмирала Макарова, который мог еще долго служить России и внести еще больший вклад в развитие русского флота, стала колоссальной потерей для страны.

Имя Степана Осиповича Макарова золотыми буквами вписано в историю русского флота, в его честь названы учебные заведения морского флота – и военные (Тихоокеанский военно-морской институт во Владивостоке), и гражданские (Государственный университет морского и речного флота и Санкт-Петербургский колледж государственного университета морского и речного флота в Санкт-Петербурге), улицы российских городов, корабли. В ряде городов страны в память об адмирале Макарове поставлены памятники.

источник