Михаил Филин 4 января 2018

Пожалуй, самыми яркими артефактами исчезнувшей цивилизации на севере Евразии являются на сегодняшний день загадочные каменные лабиринты. Больше всего их находится на Русском Севере, но также немало и в Скандинавии, Дании, Исландии, Эстонии и даже Великобритании. Никто до сих пор не смог ответить на вопросы, кто построил эти лабиринты и для чего они предназначались. Северные народы не претендуют на их авторство. А других народов, согласно официальной версии истории там никогда и не было. Но каменные лабиринты есть, и их слишком много, чтобы это можно было замолчать.



На территории нашей страны лабиринты встречаются на Кольском полуострове, Новой Земле, а также в акватории Белого моря, в местности под названием Беломорье.



В России наибольшую известность получили лабиринты расположенные в следующих местах:

- в Архангельской области на Соловецких островах;

- в Карелии на островах архипелага Кузова и возле села Кереть;

- в Мурманской области, возле города Кандалакша и посёлка Умба;

- в устье реки Поной.
Также, по данным независимых исследователей, подобные сооружения в значительном количестве встречаются и в других регионах России, например в Восточной Сибири.

Читать далее →

Михаил Филин 4 января 2018

Это один из самых загадочных артефактов в мире. Диаметр каменного круга, найденного на территории Колумбии и названного генетическим диском, - 27 сантиметров, вес - около двух килограммов. Обе его стороны покрыты изображениями внутриутробного развития плода на всех стадиях.

Сейчас этот процесс врачи наблюдают с помощью специальных приборов. Но как подробные сведения о нем стали известны шесть тысяч лет назад? И какими еще знаниями могли обладать представители неведомой нам цивилизации?



Колумбийский профессор Хайме Гутьеррес Лета на протяжении десятилетий собирает необъяснимые предметы древности. Большинство экземпляров из его коллекции были обнаружены в малоисследованном и труднопроходимом районе Сутатауса, находящемся в провинции Кундинамарка. Это камни с изображениями людей и животных, а также изделия с непонятными символами и надписями на неизвестном языке.

Читать далее →

Михаил Филин 4 января 2018

Меч–кладенец, помощник мужественных героев многих русских сказок, мечта любого воина. Если верить старинным легендам это оружие помогает победить в любом бою. Его использовали многие знаменитые богатыри из русских былин.Только таким мечом можно победить большинство сказочных чудовищ и злодеев, которые для других видов оружия остаются неуязвимыми.

Историки и исследователи русского языка так и не могут сойтись во мнениях, почему этот клинок имеет такое название.
По одной из официальных версий его имя происходит от слова «клад» и означает спрятанное сокровище. Во многих сказаниях его действительно требуется разыскать в каком-либо укромном месте или незнакомой стране, причем заполучить его могли не все, а только тот богатырь, которого признает это разумное оружие и который может справиться с ним

Другие исследователи утверждают, что «кладенец» от слова «класть», то есть такой меч это мощное оружие, способное положить одним только взмахом все несметное войско врага.
В одном из словарей русского фольклора говорится, что такое имя мечу дали за особенность его изготовления, при которой материал, дешевое железо на несколько лет закапывалось в землю. Некачественный металл съедала ржавчина, оставляя только износостойкую и нестареющую сталь, которая затем использовалась для изготовления дорогого клинка.Возможно, слово произошло от древнерусского «укладный», что означает стальной и просто указывает на редкий по тем временам материал, из которого он выкован. Для древнего воина меч, который мог разрубить стальные доспехи, действительно являлся очень хорошим помощником, который мог спасти жизнь и решить исход битвы.
Еще один вариант происхождения названия этого меча связан со словом «складывать» и указывает на специальную технологию, по которой он был выкован. Она похожа на древние способы изготовления булата и дамасской стали. Кузнец многократно тонко расплющивал, а затем сгибал пополам металлическую заготовку клинка. Получалась особо прочная, красивая и острая сталь с замысловатым узором, мечом из которой на лету можно было запросто разрубить волосок. Также происхождение названия « кладенец» может быть связано с древнеирландским словом claided и латинским gladius, в переводе на русский означающие меч.

Читать далее →

Михаил Филин 4 января 2018

Давным-давно, еще до пришествия татар, на месте озера Светлояр стоял град Китеж. В центре города возвышались шесть глав церквей. Придя на Русь и завоевав многие земли наши, Батый услышал про славный Китеж-град и устремился к нему с ордами своими…

Татары грозовой тучей обложили город и хотели взять его силой, но когда они прорвались к его стенам, то изумились. Жители города не только не построили никаких укреплений, но даже не собирались защищаться. До татар доносился лишь колокольный звон церквей. Жители молились о спасении, так как от татар нечего было ждать чего-либо доброго.
Когда стих шум родников, на месте города были лишь волны. Вдали мерцала одинокая глава собора с блестящим посередине крестом. Она медленно погружалась в воду. Вскоре исчез и крест. “И досель тот град невидим стоит, откроется перед страшным Христовым судилищем”, — глаголет “Летописец”.
И как только татары ринулись к городу, из-под земли вдруг забили многоводные источники, и татары в страхе отступили. А вода все бежала и бежала.
(В.Л. Комарович «Китежская легенда», 1936 г.)

Читать далее →

Михаил Филин 4 января 2018

Опираясь на фольклорные и этнографические материалы восточнославянских народов, современные исследователи пришли к выводу об общих древних представлениях, лежащих в основе свадебного и похоронного обрядов. Так, в довенчальный период невеста должна была обязательно «печалиться», оплакивая свое девичество, носить траурную одежду. Она отличалась сдержанной цветовой гаммой, в которой доминировал белый цвет холста, знаковый цвет скорби. Костюм из Темниковского уезда, выполненный в конце XIX — начале XX в., относится к категории «печальных», или «горевых», костюмов. По-видимому, его могли носить как молодые девушки, собираясь к венцу, так и пожилые женщины.

Костюм состоит из рубахи, нижней юбки, сарафана, пояса и передника. Рубаха из отбеленного льна имеет составную конструкцию. Ее верхняя часть — «стан» — туникообразная, сшита из двух прямых полотнищ, сложенных по линии плеча по утку и собранных у горловины в мелкие частые сборки под неширокую обшивку, украшенную красным тканым геометрическим узором; посередине груди — разрез, застегивающийся на металлическую пуговицу и воздушную петлю. Для расширения грудной части на плечевом сгибе сделаны продольные разрезы, в которые вшиты трапециевидные вставки, составленные из двух частей, — «косые полики». Сильно суживающийся к запястью рукав выполнен из одного полотнища, пришитого к верхней кромке стана; под рукавом вшита длинная клиновидная ластовица. Нижняя часть рубахи сшита из четырех прямых полотнищ аналогичной ткани. Грудной разрез, края рукавов и низ подола декорированы двух- и четырехрядными узкими полосками мережки.

  Нижняя юбка, надеваемая поверх рубахи, изготовлена из шести прямых полотнищ полушерстяной ткани, окрашенной в розовый цвет. Переднее полотнище имеет небольшие защипы по краям, а боковые и задние собраны в частые сборки под неширокую обшивку; на левой стороне — застежка. Подол юбки обшит полосой черного бархата, подбитой с изнанки белой хлопчатобумажной тканью.

  Сарафан из отбеленной тонкой шерстяной ткани полотняного переплетения состоит из двух прямых — переднего и заднего — полотнищ, причем последнее в верхней части выкроено по форме спины с подкройными проймами и широкими лямками, перекинутыми на грудь. В верхней части переднего полотнища посредине имеется небольшой кареобразный вырез. К прямым полотнищам пришиты боковые скошенные полотнища — по шесть с каждой стороны, которые вверху под мышками заложены в складки. По низу подола пришита темно-красная шерстяная тесьма, являющаяся единственным цветовым акцентом сарафана.
  Чуть выше талии сарафан подвязывался красным шерстяным поясом полотняного переплетения.

Читать далее →

Михаил Филин 4 января 2018

Неизвестные русские – кто они? Малочисленные и почти забытые, они сумели сохранить культуру своего субэтноса. Русскоустьинцы, водлозеры, чалдоны, семейские… Они берегут традиционный уклад и свою веру. До последнего оставшегося человека.



Чалдоны



Первые русские, по классическим взглядам на историю, пришли в Сибирь с Ермаком, в XVI веке. Однако время появления в Сибири чалдонов, по современным научным историческим данным, точно не определено. Согласно исследованиям части историков многие названия рек и поселений в Сибири имеют русские и славянские корни задолго до общепринятого "завоевания" Сибири Ермаком, а многие до сих пор применяемые в обиходе чалдонами слова относятся ко времени еще до XIV века.

Читать далее →

Михаил Филин 4 января 2018

Весьма распространено мнение, что простой народ в России всегда жил тяжело, постоянно голодал, и терпел всяческие притеснения от бояр и помещиков. Однако, так ли было на самом деле?



Конечно, в силу объективных причин, у нас сейчас почти нет статистических данных по дореволюционной России, как-то ВВП на душу населения, стоимость потребительской корзины, прожиточный минимум и т.д.

В качестве материала для данной статьи мы будем использовать цитаты из воспоминаний иностранцев об их посещении России в разное время. Они тем более для нас ценны, так как иностранцам нет нужды заниматься приукрашением действительности чужой для них страны. Интересные записки оставил Юрий Крижанич, хорватский богослов и философ, в 1659 году прибывший в Россию. В 1661 он был отправлен в ссылку в Тобольск - его воззрения на единую, независимую от земных споров церковь Христову были неприемлемы как для защитников православия, так и для католиков. В ссылке он провел 16 лет, где написал трактат «Разговоры о владетельстве», также известный как "Политика", в котором тщательно проанализировал экономическое и политическое положение России.

Люди даже низшего сословия подбивают соболями целые шапки и целые шубы..., а что можно выдумать нелепее того, что даже черные люди и крестьяне носят рубахи, шитые золотом и жемчугом?... Шапки, однорядки и воротники украшают нашивками и твезами, шариками, завязками, шнурами из жемчуга, золота и шелка…

Следовало бы запретить простым людям употреблять шелк, золотую пряжу и дорогие алые ткани, чтобы боярское сословие отличалось от простых людей. Ибо никуда не гоже, чтобы ничтожный писец ходил в одинаковом платье со знатным боярином... Такого безобразия нет нигде в Европе. Наигоршие черные люди носят шелковые платья. Их жен не отличить от первейших боярынь.

Читать далее →

Михаил Филин 4 января 2018

Насов - женская горничная одежда на широких лямках типа сарафана из белого холста, бытовавшая в Калужской и Смоленской губерниях и в Ржевском уезде Тверской губернии в середине XIX века.

Насов шился с цельными прямыми передним и задним полотнищами, расширявшимися в боках двумя длинными косыми вставками. Широкие лямки со спинкой выкраивались или из одного заднего полотнища, или из переднего и заднего.

Вырез ворота делался квадратным, а проймы — не очень широкими. Ниже ворота на переднем полотнище располагался неглубокий, застегивавшийся на пуговицу и затягивавшийся нитяной сеткой нагрудный разрез.

Ворот, нагрудный разрез и подол насова обшивался полосой красного кумача.

На фото: Женский костюм. XIX в. Тверская обл. Нелидовский район из собрания Сергиево_Посадского музея-заповедника

Читать далее →

Михаил Филин 2 января 2018

Жемчужинами музейного собрания являются два уникальных костюма 1870-х годов, происходящие из Сольвычегодского уезда Вологодской губернии. По некоторым сведениям, они являлись нарядами для новобрачных. Возможно, в некоторых деревнях Вологодчины подобные наряды носили просватанные невесты. Цельность художественного решения великоустюжских костюмов достигнута отработанной многими поколениями мастериц органичной связью покроя и орнаментального убранства. Костюмы состоят из сарафанов, коротких рубах, передников, косынок и поясов. Первый из двух рассматриваемых костюмов является, на наш взгляд, яркой иллюстрацией представлений древних славян, связанных с зарождением жизни, семьи и дальнейшим продолжением человеческого рода.

Рубаха имеет составную конструкцию. В собрании музея она представлена только верхней частью, к которой обычно пришивалась нижняя часть — «стан» («станина», «становина»). Верхняя часть рубахи изготовлена из хлопчатобумажной домотканины в технике полотняного переплетения и выборного ткачества и фабричной ткани оранжевого цвета. Спинка сшита из двух прямых полотнищ, одно из которых заворачивается наперед, образуя боковую часть; на другом боку располагается небольшая составная прямоугольная вставка; нагрудная часть представляет собой широкую прямоугольную полосу фабричной хлопчатобумажной ткани. Полотнища и вставки соединены между собой небольшими плечевыми вставками — прямыми поликами, пришитыми по утку. Верхние края поликов, полотнищ и вставок собраны в сборки под узкую обшивку-тесьму, образуя кареобразный вырез горловины с разрезом посередине груди, застегивающимся на пуговицу. Рукава сшиты из полутора прямых полотнищ, присобранных под широкие манжеты, застегивающиеся на две пуговицы с воздушными петлями. Края манжет украшены небольшими оборочками из тонкой шерстяной ткани розового цвета. Под рукава вшиты квадратные ластовицы. Узор рубахи выполнен в технике нечасто встречающегося в крестьянском рукоделии выборного ткачества. Основными мотивами орнамента являются геометризованные цветы-звезды, косые кресты, лучеобразные фигуры. На поликах и верхней части рукавов располагаются полосы из разновеликих антропоморфных фигур.

Сарафан прямого покроя сшит из одного поперечного полотнища ткани, изготовленного в технике полотняного переплетения из шерстяных, хлопчатобумажных и льняных нитей (основа — льняная, уток — шерстяные и хлопчатобумажные нити), шириной 95 см и длиной 2 м 30 см, с узором в виде ярких узких разноцветных полос. Необычна ширина полотнища (как правило, ширина тканей домашнего приготовления варьируется от 34 до 45 см), которая в данном случае является длиной сарафана. В XIX в. крестьянки изготавливали широкие ткани не на обычном горизонтальном ткацком стане, а особым образом, восходящим к древнейшему способу производства тканей, — на вертикальной раме или на вертикальном ткацком стане. На груди полотнище надставлено небольшой грудкой в виде полосы ткани с заоваленными в верхней части углами. По боковым сторонам грудка заложена в защипы под узкую обшивку-тесьму. С изнанки она продублирована темным сукном. На спине полотнище в верхней части собрано в частые складки, зафиксированные вверху тесьмой-обшивкой и на середине спины с изнанки узкой полоской холста. Сарафан имеет длинные узкие лямки. Подол изнутри подшит холстом.

Широкий пояс, созвучный общей колористической гамме костюма, связан из шерстяных и хлопчатобумажных нитей малинового, красного, розового, оранжевого, желтого, синего и белого цветов и их оттенков. К концам пояса привязаны длинные пышные кисти.

Читать далее →

Михаил Филин 2 января 2018

Пояс был обязательной принадлежностью и женской, и мужской, и детской одежды. Именно пояс, который повязывали младенцу, вне зависимости от того, был ли это широкий пояс-свивальник или просто льняная нить, вводил только что появившегося маленького человека в мир людей, в пространство культуры. Пояс, надетый на ребенка при рождении или, что было чаще, при крещении, как и крест, был оберегом. Его могли носить, не снимая, всю жизнь. Иногда носили два пояса: один, данный при крещении, надевался под одежду, на голое тело, второй — поверх одежды. Самым главным был тот, который скрывали под одеждой.



 Пояса использовались во всех обрядах жизненного цикла. Особую значимость имели пояса в свадебном обряде. По древней традиции, они должны были быть красными. Считалось, что красный цвет символизировал особое состояние, в котором находились во время свадьбы жених и невеста, он охранял от злых сил, дурного глаза. Поэтому на их одеждах непременно были повязаны красные пояса. Поясами также украшали расписные дуги свадебной повозки. Иногда жениха и невесту связывали одним поясом. Со временем в обрядах стали использовать не красные, а узорные пояса. Это, по-видимому, было связано и с развитием способов их изготовления, и с утратой древней традиции. В орнаментации поясов использовались знаки и символы, дошедшие до XX в. с дохристианского времени: ромбы и его вариации, связанные с плодородием, женские фигурки с полусогнутыми и опущенными вниз руками, олицетворяющими славянскую богиню Мокошь, покровительницу женских работ и рукоделий, простые и сложные солнечные знаки.




  Значение древних символов к началу XX в. было практически забыто, но в силу старой традиции мастерицы по-прежнему наносили на пояса привычные многоцветные узоры. Такие пояса были не только обязательной деталью одежды, но и, безусловно, ее украшением. Своеобразную прелесть женскому наряду на Русском Севере придавали круглые металлические пуговицы. Металлу, по народным представлениям, приписывались особые свойства. Считалось, что металл, и прежде всего золото, положительно влияет на человека, способствует благополучию и удаче. Отсутствие материальных возможностей не позволяло использовать в наряде золотые украшения и заставляло деревенских щеголих нашивать на сарафаны металлические пуговицы. Литые ажурные пуговицы во многом имитировали дорогие золотые: цветом, формой, элементами декора. На сарафанах распашного кроя их использование было обусловлено как функциональной потребностью, так и эстетическими задачами.



Из собрания Сергиево-Посадского историко-художественного музея-заповедника "Русский народный свадебный костюм"
С.В. Горожанина Л.М. Зайцева

Читать далее →